"Нужно не ныть, а защищаться"
СИГАЛ
Павел Абрамович
Первый Вице-президент ОПОРЫ РОССИИ
Председатель Координационного совета по вопросам поддержки и развития малого и среднего предпринимательства Правительства Республики Татарстан

Предпринимателей отдадут на суд народа

07.02.2014

Борьба предпринимателей за право разрешать свои споры в рамках гражданского судебного процесса, а не на скамье подсудимых набирает обороты. Уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей Борис Титов намерен предложить главе государства ввести для обвиняемых в мошенничестве суды присяжных. В бизнес-среде поддерживают омбудсмена: согласно опросам, отношение к предпринимателям в России улучшается, а значит, и присяжные — суд народа — смогут лучше разобраться, где имела место афера, а где обычный бизнес-конфликт. Ратуют за суд присяжных и адвокаты, хоть и считают предложение Титова утопией. Но среди правоохранителей вряд ли найдутся сторонники нововведения — им этот институт правосудия представляется архаичным и неэффективным.

Двенадцать лучше, чем один

Разрешение бизнес-конфликтов в контексте уголовных дел о мошенничестве, а не в рамках гражданских судов — одна из самых острых проблем, обсуждаемых в настоящее время в среде предпринимателей. По замыслу Бориса Титова, суд присяжных — 12 отобранных из народа заседателей — могли бы лучше профессиональных юристов разобраться в том, что есть уголовное преступление, а что обыкновенный спор контрагентов. Это предложение омбудсмен намерен отразить в докладе о состоянии прав предпринимателей, который в настоящее время готовит для главы государства.

Всего в 2012 году за мошенничество, по ст. 159 Уголовного кодекса РФ, было осуждено 23 649 человек (данные Судебного департамента при Верховном суде). Из них 5887 отправились в колонии, остальные получили наказания, не связанные с лишением свободы. В первом полугодии 2013 года за простое мошенничество (ст. 159 УК) были осуждены 9693 человека. А по предпринимательским его подвидам (ст. 159.1 и 159.4 УК) — 1023 человека за аферы в сфере кредитования и 131 человек — за мошенничество в предпринимательской сфере. В результате бизнес-амнистии, проходившей с июля прошлого года по январь нынешнего, около 1500 предпринимателей были освобождены от уголовного преследования. Однако статья о так называемом «простом», а не «предпринимательском» мошенничестве в число подпадающих под амнистию не входила. И многие бизнесмены до сих пор пытаются через суд добиться переквалификации своих обвинений и приговоров.
По данным ВЦИОМ, 83% россиян относятся к предпринимателям «хорошо» или «скорее хорошо» и только 9% — не любят «буржуинов»

Но даже амнистия, хотя она и позволяет избавиться от навязчивого внимания правоохранителей и судей, клеймо судимости с предпринимателя не стирает, так как не считается реабилитирующим (оправдывающим) обстоятельством. А наличие в биографии уголовного прошлого может стать препятствием для успешного развития бизнеса и карьерного роста. Именно такой шанс — полностью оправдать себя перед законом и людьми — сможет дать, по задумке Бориса Титова, суд присяжных. Именно народные заседатели значительно увеличивают статистику оправдательных приговоров. С участием присяжных выносится, как правило, 20% оправдательных вердиктов. Профессиональные судьи, единолично рассматривая дела, решаются на оправдание только в одном-двух случаев из ста. Так, в первом полугодии прошлого года 75 обвиняемым в мошенничестве были вынесены оправдательные приговоры, по реабилитирующим основаниям (отсутствие события преступления и непричастность к совершению оного) было прекращено еще 14 уголовных дел о мошенничестве. Еще 820 закрыли по причине примирения обвиняемого с потерпевшим.

«Для предпринимателей — это страховка от предвзятого отношения», — считает руководитель Общероссийской организации малого и среднего бизнеса «Опора России» Александр Бречалов, который поддерживает инициативу Бориса Титова. Действительно, основное отличие суда присяжных от профессионального суда в том, что присяжные лишены бремени знания уголовного процесса и воспринимают лишь факты, наглядные доказательства вины и невиновности, которые представляют им прокуроры и адвокаты. В финале судебного процесса им предстоит ответить на три вопроса: имело ли место само преступление, совершил ли его подсудимый, виновен ли подсудимый в совершении этого преступления. Отрицательный ответ на любой из трех вопросов автоматически повлечет за собой оправдательный вердикт.

Такой суд нам не нужен

Особенность суда присяжных еще и в том, что обжаловать вердикт весьма затруднительно. Вернуть дело на повторное рассмотрение можно только в случае обнаружения процессуальных недочетов. Например, председательствующий судья неверно сформулировал вопросы для присяжных. Или адвокат проговорился вслух о том, что его подзащитного пытали на следствии, тогда как ход расследования для присяжных комментировать запрещено. Нередко коллегии присяжных распускаются в разгар процесса, если кого-то заподозрят в предвзятом отношении, общении с какой-либо из сторон. Да и не всегда заседатели выдерживают длительное разбирательство и просто вынуждены выходить из состава коллегии по личным обстоятельствам.

И все же присяжные снискали себе славу наиболее объективных судей, не страдающих так называемым обвинительным уклоном, присущим отечественной судебной системе в целом. «Присяжных никто не сочтет ангажированными, у них нет предубеждения перед обвиняемыми. С профессиональными судьями так не бывает», — считает Александр Бречалов. Его коллегу, вице-президента «Опоры» Павла Сигала, уже несколько месяцев держат в тюрьме по обвинению в мошенничестве (подробности — в материале «Деловой среды»). «С ним не проводят никаких следственных действий. А суд снова и снова продлевает срок ареста, при этом не объясняя причин таких своих решений», — говорит Бречалов.
Просить о судах присяжных по «предпринимательским» статьям в нынешнем состоянии судебной и правоохранительной систем бессмысленно: уголовная политика сейчас направлена не на смягчение, а на ужесточение

Дополнительный плюс суда присяжных — это публичность, привлечение к проблеме внимания общественности. И не в последнюю очередь инициатива Бориса Титова связана с тем, что отношение к предпринимателям в стране улучшается с каждым годом, а значит, и присяжные не будут воспринимать обвиняемых как «проклятых буржуев». Согласно последнему опросу ВЦИОМ, проведенному летом прошлого года, к мелкому и среднему бизнесу 41% респондентов относится «хорошо», а 42% «скорее хорошо». «Отрицательное отношение к тем, кто занимается бизнесом, испытывают только 9% — прежде всего люди, у которых нет таких знакомых (14%)», — гласят выводы исследования.

Однако не во всех регионах страны ситуация складывается одинаково. По данным Бречалова, есть такие, где губернаторы помогают бизнесу и содействуют его развитию. Это, например, Татарстан, Калужская и Тюменские области. «А есть и такие регионы, — признается он, — где до сих пор превалирует «посадочный принцип», где бизнес модерируют правоохранительные органы».

Именно поэтому идею Титова считают «хоть и хорошей, но утопичной». «Просить о судах присяжных в нынешнем состоянии судебной и правоохранительной системы бессмысленно, уголовная политика сейчас направлена не на смягчение, а на ужесточение», — говорит адвокат Руслан Коблев. Он уверен, что правоохранители тем более не пойдут на уступки со статьей о мошенничестве. «Это самая их любимая статья, «159-я резиновая». Ее применяют, где можно и где нельзя, и вряд ли смогут от такого отказаться», — считает Коблев.

Тенденция последних лет, действительно, свидетельствует о том, что судебная система постепенно лишается присяжных. Сначала по ходатайству правоохранителей их лишили права рассматривать дела террористической и экстремисткой направленности, потом сочли некомпетентными в делах о госизмене и шпионаже, в конце минувшего года из их юрисдикции убрали и дела о половой неприкосновенности, а с начала этого — все дела о должностных преступлениях. Всего из подведомственности присяжных удалили около 80 составов уголовных преступлений. «Суды в своих обзорах и правоохранители в своих законодательных инициативах постоянно используют любой неудавшийся, с их точки зрения, вердикт, чтобы доказать несостоятельность непрофессиональных судей — присяжных», — говорит Коблев. Институт присяжных уничтожается, и президент вряд ли пойдет навстречу бизнес-омбудсмену, соглашается адвокат Владимир Жеребенков. «Присяжные способны во всем разобраться, потому что они судят по представленным фактам. Но оправдательные приговоры судам и правоохранителям не нужны, у них в этом смысле корпоративный сговор», — говорит Жеребенков.

В Следственном комитете ратуют за отмену суда присяжных, считая этот институт не только архаичным, но и опасным. Глава СКР Александр Бастрыкин приводил примеры, когда присяжные «оправдывали бандитов», а те, освободившись, совершали новые преступления. Правоохранители уверяют, что во всем мире от присяжных уже отказываются, и Россия не должна быть исключением. Однако адвокаты утверждают, что мировая тенденция как раз обратная, и только у нас «обвинительный уклон» приобретает все больший вес. «Две трети обвинений в мошенничестве — это элементарные „подставы”, — считает адвокат Жеребенков. — Оперативники часто сами устраивают провокации, заключая под видом клиентов договоры с предпринимателями, а потом заводят уголовные дела. Таким образом они либо статистику раскрываемости повышают, либо помогают убрать кого-то с дороги. Присяжные бы такую провокацию сразу раскусили».

Екатерина Буторина "Деловая среда"

Комментарии
10:20
10.02.2014
Давно уже пора перевести всю судебную систему России на суды присяжных заседателей, а не только выборочно........
Михаил Надеждин
добавить комментарий