"Нужно не ныть, а защищаться"
СИГАЛ
Павел Абрамович
Первый Вице-президент ОПОРЫ РОССИИ
Председатель Координационного совета по вопросам поддержки и развития малого и среднего предпринимательства Правительства Республики Татарстан

«ОПОРА России» проведет собственное расследование по делу Павла Сигала

03.12.2013

Эмиль Гатауллин — адвокат, юрист:

- Для того чтобы результаты собственного так называемого расследования смогли получить процессуальный статус, необходимо, чтобы все действия проводились в рамках уголовно-процессуального законодательства. УПК РФ предусмотрел возможность осуществления защитником ряда действий, которые условно можно именовать «расследованием». В качестве защитника обычно выступает адвокат.

В соответствии со статьями 53 и 86 УПК РФ защитник вправе собирать и представлять собственные доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц (с их согласия); истребования справок, характеристик и иных документов от организаций, которые обязаны их предоставлять.

В соответствии с федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» организации обязаны выдавать адвокату запрошенные им сведения в месячный срок. Полученные таким образом доказательства подлежат оценке судом наравне с другими доказательствами.

Хотелось бы обратить специальное внимание вот на какое обстоятельство. Нельзя путать доказательства и устанавливаемые ими обстоятельства (юридические факты, что есть регистрируемые органами наших чувств и/или специальными приборами факты действительности, имеющие юридические последствия) и правовую оценку совокупности этих обстоятельств. То есть «расследование» не должно содержать юридических оценок, эту оценку вправе давать только суд, который должен считаться непреложным авторитетом в вопросах права. То есть, конечно, юридическую квалификацию дают и сторона обвинения, и сторона защиты, состязаясь в уголовном судопроизводстве. Но их подходы формально-юридически не имеют для суда никакого значения.

Надо сказать, что в наше время авторитет суда не на надлежащей высоте. И попытки склонить суд к тому или иному мнению (вне рамок строго процессуального контекста) происходят. В деле Ходорковского была сделана попытка именно правовой независимой экспертизы ряда эпизодов. Экспертами выступили уважаемые юристы. Но государство очень нервно прореагировало на попытку создания парасудебных органов и документов. Эксперты пережили малоприятные моменты, когда их вызвали на беседу в правоохранительные органы.

Насколько я понял, по делу Сигала остро стоит вопрос именно правовой квалификации отдельных аспектов его деятельности. Если цель такого «расследования» — дать именно что правовую квалификацию этих обстоятельств, то я настроен по этому поводу весьма скептически.

Тимур Нагуманов — уполномоченный при президенте Республики Татарстан по защите прав предпринимателей:

- Одно дело, что сама организация «ОПОРА России», ее сотрудники, официально не являясь участниками процесса, не имеют прямого права участия и предоставления какого-либо материала даже в рамках любого расследования. Но у нас есть официальные участники процесса — это защита Павла Сигала на суде. Соответственно, если «ОПОРА» проведет свое микрорасследование, предоставит пакет документов, который является юридически обоснованным, то есть он подтверждает факты, о которых будет говориться в заключении, то они вполне могут передать эти данные адвокату Сигала. Соответственно, адвокат обязан эти данные направить в органы следствия, прокурору (чтобы удостовериться в правдивости и легитимности), ну и суду, естественно. Адвокат имеет право провести собственное расследования или опираться на те официальные данные, которые получены им из других источников.

Я считаю, что подобное расследование — это нормальная реакция общественной организации. Все зависит от того, насколько эффективно и качественно они его проведут и насколько полученные материалы будут легитимными и будут нести реальную юридическую силу. Если все будет сделано качественно, подготовленно, то это вполне может послужить достойным обжалованием материалов следствия в суде и предоставления в прокуратуру.

Айрат Хикматуллин — адвокатская фирма «Юстина-Казань»:

- Безусловно, в подобных действиях, как собственное микрорасследование, смысл есть. Неважно, проведут его сотрудники «ОПОРЫ России» или любые другие люди. Потому что, во-первых, у нас предусмотрено Конституцией, что каждый имеет право защищаться всеми законными способами, и есть, собственно, закон, который четко определяет, как люди могут строить свою защиту. Соответственно, адвокаты, которые защищают своих подзащитных, этим и занимаются. Адвокаты имеют полное право брать опросы лиц, добывать доказательства от специалистов. Естественно, что это такие же доказательства, которые предоставляет и сторона обвинения.

Поэтому любое расследование, доказательства которого, подчеркиваю, получены законным путем, имеет право быть. Более того, если действительно возникала такая необходимость, то его нужно проводить в обязательном порядке.

Суд относится к подобным случаям так, как это предусматривает закон. А закон предусматривает порядок рассмотрения доказательств со стороны защиты. И фактически мы (защита) предоставляем результаты своего расследования: приводим свидетелей, которые обладают сведениями по интересующим нас вопросам, мы будем предоставлять свои документы, мы будем предоставлять результаты экспертиз. И суд в любом случае все эти доказательства должен будет изучить, исследовать. В законе четко прописываются права сторон: как обвинения, так и защиты. Поэтому провести собственное расследование — это не просто право защиты, это его обязанность.

Другое дело, что не все запросы дают ответы. Потому что у нас нет закона, чтобы на все адвокатские запросы органы давали ответы в обязательном порядке, вот с этим могут возникнуть сложности.

Юрий Удовенко — бывший полицейский, юрист:

- Все, что они «накопают», должно быть вовлечено в процессуальные рамки. Тут очень важен тот факт, что подлинными доказательствами являются те данные, которые были полученные надлежащим путем. А не так, что кому в голову придет, тот и со своими данными выходит. Если защитники предоставят суду реальные доказательства, которые суд действительно посчитает правомерными, то тогда позитивных исход этих действий возможен. В любом случае защитники имеют право ходатайствовать. В силу закона суд должен приобщать и исследовать эти доказательства.

Эрик Валеев — адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «Валеев и партнеры»:

- Вообще, подобная практика «своих расследований» нечаста. Но если теоретически, то, конечно же, любое расследование, которое проведено не в рамках уголовного дела и не следственными органами, будет иметь только косвенное значение для суда. Поэтому только суд будет решать, принимать эти данные или нет. Все зависит от качества расследования. Более-менее принимаются во внимание какие-то видеозаписи, конкретные документы: официальные или оригиналы, подтверждающие непричастность. Другое дело — голословные слова или свидетели: маловероятно, что это как-то повлияет на исход дела.

по материалам БизнесOnline

Комментарии
15:03
06.12.2013
Так интересно, Павла Сигала, защищают, ищут правду, а кто интересно будет защищать тех людей которые работали в его организации, которые арестованы.
ЭВЕЛИНА
добавить комментарий