"Нужно не ныть, а защищаться"
СИГАЛ
Павел Абрамович
Первый Вице-президент ОПОРЫ РОССИИ
Председатель Координационного совета по вопросам поддержки и развития малого и среднего предпринимательства Правительства Республики Татарстан

Верховный суд против практики продления арестов

27.11.2013

Обстоятельства, достаточные для заключения под стражу, могут оказаться недостаточно вескими для продления срока ареста, указывает Верховный суд (ВС). Не может служить поводом для продления срока содержания под стражей плохая работа следствия, заявил вчера председатель ВС Вячеслав Лебедев, впервые вышедший на работу после того, как в сентябре попал в автомобильную аварию в Гане. «Суды, решая вопрос о продлении ареста, должны внимательнее относиться к тому, проводились ли или нет следственные действия за истекшее время», — настаивает Лебедев.

Пленум ВС подготовил проект постановления о практике применения судами таких мер пресечения, как заключение под стражу, домашний арест и залог, вчера судьи обсудили документ на заседании. Разъяснения на эту тему ВС давал относительно недавно — в 2009 г. Но в январе 2012 г. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) принял решение по делу «Ананьев и другие», обязав Россию срочно принять меры для устранения пыточных условий содержания в сизо. Тогда ЕСПЧ указал, что переполненность сизо связана со злоупотреблением арестами как мерой пресечения. Теперь российским судам решили еще раз напомнить: арест — это экстренная мера, пояснил судья-докладчик Александр Червоткин.

По данным ВС, с 2008 по 2012 г. число ходатайств об аресте и так уже сократилось на 36%: с 230 000 до 150 000. Но вот число ходатайств о продлении ареста сокращалось не столь ударными темпами: за пять лет всего на 3,5%. При этом в 2011-2012 гг. на 40% возросло число арестов по делам небольшой тяжести. Червоткин объясняет такой рост либерализацией уголовного законодательства: ряд преступлений перевели в категорию менее тяжких. Раньше по общему правилу заключение под стражу применялось к подозреваемым, которым грозило более двух лет лишения свободы, теперь этот срок увеличен до трех лет, напоминает ВС.

Также ВС счел необходимым обратить внимание судов на запрет арестовывать предпринимателей, подозреваемых в совершении экономических преступлений. По «экономическим» статьям Уголовного кодекса запрет действует без каких-либо условий, если же речь идет о мошенничестве или хищении, суд во всех случаях должен проверять, в какой сфере деятельности совершено деяние, напоминает ВС.

С такой трактовкой ограничений не согласна Генпрокуратура: как быть, если фирмы-однодневки изначально регистрировались для того, чтобы нарушить закон, недоумевает заместитель генпрокурора Сабир Кехлеров. Он не согласен считать предпринимателями создателя финансовой пирамиды Сергея Мавроди или организаторов мошеннических схем долевого строительства.

В 2009 г. ВС говорил те же правильные слова, но за реализацией правильных «установок» никто особо не следил, рассуждает адвокат Юрий Гервис. Если следователь выходит в суд с требованием ареста, то суд арестовывает, не требуя обоснований. Не учитывается, как в случае с недавним арестом первого вице-президента «Опоры России» Павла Сигала, даже мнение прокуратуры. И простым разъяснением тут не обойтись, уверен адвокат: пока закон содержит туманную формулировку «может скрыться» или «может воспрепятствовать производству по делу», под нее можно подогнать все, что угодно.

 Ведомости

 

добавить комментарий