"Нужно не ныть, а защищаться"
СИГАЛ
Павел Абрамович
Первый Вице-президент ОПОРЫ РОССИИ
Председатель Координационного совета по вопросам поддержки и развития малого и среднего предпринимательства Правительства Республики Татарстан

«Не надейтесь на авось…»

30.06.2014

18 ноября 2013 года в Казани по подозрению в хищениях материнского капитала был задержан первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. В интервью Bankir.Ru задержанный бизнесмен рассказал о своем видении продвижения и нюансов следствия. // Юлия Лукашенко, Bankir.Ru

- Здравствуйте, Павел Абрамович. Факт того, что стало возможным это интервью, заставляет предположить, что в вашем положении произошли позитивные перемены. Это действительно так? Что произошло?

- Главной позитивной перемены пока нет. Я продолжаю сидеть в следственном изоляторе (СИЗО) уже восьмой месяц. По-прежнему ни я, ни мои адвокаты не видели в глаза руководителя следственной группы (напомню, за 7 месяцев следователи менялись уже 5 раз). С каждым месяцем в следственной бригаде становится все меньше людей. Ни со мной, ни с другими подследственными по делу не производится никаких следственных действий, кроме назначения экспертиз. Последние две, о проведении которых объявили неделю назад, особо «выдающиеся». Следователь назначил экспертизу компьютеров, изъятых в декабре 2011 года. 3 года компьютеры должны были «проваляться» в его кабинете, чтобы сейчас он вдруг решил, что необходима их экспертиза. Вторая экспертиза еще более интересная. 7 месяцев назад из кассы офиса были изъяты 800 тыс. рублей и $3 тыс. Сегодня следователю стало экстренно необходимо определить подлинность этих купюр. Вот такой уровень следствия. «Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно».

Мое дело необычно еще и тем, что с момента задержания Генеральная прокуратура выступала против моего ареста и выступает против постоянно. Важным фактором стало и то, что на последнем суде по продлению содержания под стражей в мае 2014 года выступила против продления ареста и других фигурантов дела.

Уникальная и парадоксальная ситуация. Надзирающий орган против ареста, но следователи продолжают утверждать, что я не предприниматель, а суд, не вникая в суть дела, штампует незаконные решения.

- В своем блоге, опубликованном изданием «Деловой квартал», вы сказали такую фразу: «те, кто фальсифицировал наше дело, либо уволены из МВД, либо арестованы..., но завершения следствия или его закрытия пока нет». Получается как в поговорке: «Не рой другому яму, сам в нее попадешь»... По каким обвинениям «попали в эту яму» ваши оппоненты? И как получилось, что даже факт их ареста не оказал влияния на ваше положение?

- Почти все, кто фабриковал мое дело из теперь печально знаменитого Главного управления по экономической безопасности и противодействию коррупции (ГУЭБ и ПК), уже арестованы и сидят в СИЗО. Они обвиняются в создании преступного сообщества, превышении должностных полномочий, фальсификациях и других преступлениях. Сейчас рассматривается вопрос о вменении им новой статьи уголовного кодекса России (УК РФ) за привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного. Но процесс этот не быстрый.

- Там же вы рассуждаете о нарушении норм, запрещающих до признания предпринимателей виновными в совершении экономических преступлений содержать их под стражей. Говорите о том, что такие прецеденты создаются специально, с целью уничтожения бизнеса. Ваши слова: «но дело сделано. Бизнес уничтожен или перешел в руки тех, кто «заказал дело», налогов нет, сотрудники уволены». Вы считаете, что ваше дело «заказано»? У вас есть конкретные кандидаты на роль заказчиков?

- Конечно, мое дело заказное. Милицейские (полицейские) товарищи планировали получить на нем новые звезды на погонах и повышение по службе. Поэтому был этот шумный PR о якобы похищенных миллиардах, пресса, телевидение. Но уже на первом суде при избрании меры пресечения все это лопнуло, и остались 28 млн. «в неустановленном месте, в неустановленное время, неустановленными лицами». Думаю, приложили руку к этому и некоторые конкуренты. Разбираемся. Пока об этом говорить не время.

- В комментариях к сообщениям пресс-службы на вашем сайте можно прочитать однозначные утверждения, что «ЦМ банкрот, кредиты не выплачены, инвесторы страдают, уволено огромное количество сотрудников. Возникает вопрос – почему Сигал П.А. (его представители) не подают заявление о возбуждении уголовного дела о рейдерском захвате или уничтожении его компании в отношении сотрудников МВД РФ». Что из этого – правда? Как сегодня функционирует ваша компания?

- Все нынешние обвинения уже были предметом рассмотрения уголовных дел с 2011 года и не нашли подтверждения. Они полностью повторяют статью пресс-службы ГУЭБ и ПК МВД в мае 2012 года на сайте МВД России, в отношении которой есть решение Арбитражного суда Москвы от 24 июля 2012 года, определяющего обвинения, указанные в статье, как порочащие деловую репутацию. Так что подобные действия мы уже предпринимали. Итог этого всем известен.

Конечно, группа компаний переживает сильное потрясение, начались увольнения, паника среди части инвесторов. Обороты и доходы упали, налоговые поступления сократились в несколько раз. Интересный факт, потери от снижения налогов в бюджеты всех уровней за каждые три месяца, что я нахожусь в тюрьме, превышают тот ущерб, который якобы (по мнению следствия), «Центр Микрофинансирования» нанес бюджету. Вот такая борьба за народные деньги. И это, подчеркиваю, при полном бездействии следствия.

Как в анекдоте про врача: «Я подозреваю у него занозу в пальце, поэтому отпилил ему руку, и теперь мы боремся, чтобы больной не умер от потери крови».

Кроме того, следователи делают «все возможное», чтобы помешать работе наших компаний. Например, я несколько месяцев не могу добиться выдачи оформленной доверенности на участие моих представителей в общих собраниях компаний, не имеющих никакого отношения к уголовному делу. Раньше такое называли саботажем. Но, несмотря на эти трудности, мы выстояли. Костяк сотрудников группы компаний сохранился, они переформатировали работу, и ситуация стабилизировалась. Нашли и правильные юридические механизмы реорганизации и управления. Самое трудное, думаю, уже позади.

А что касается заявлений о возбуждении уголовных дел, о привлечении к уголовной ответственности заведомо невиновного, то они поданы, и работа в этом направлении ведется.

- Недавно в СМИ прошла информация о том, что следствие раскрыло новые аферы с материнским капиталом и решает вопрос о предъявлении вам обвинения в организации преступного сообщества. Прокомментируйте, пожалуйста, эту информацию.

- Эту статью комментировать нечего, там все неправда. Все перечисленные эпизоды уже были в деле, никакой 210-й статьи нет. Следователи сами говорят адвокатам, что «они в шоке, откуда взялась эта статья»?

- Как сегодня обстоят дела с другими сферами вашей деятельности, помимо Центра микрофинансирования? К примеру, в конце 2012 года вы получили должность проректора Казанского государственного технологического университета по инвестициям. Кто сейчас исполняет эту работу? Что произошло с вашим фондом для оказания грантовой поддержки магистрам в процессе обучения, он ликвидирован?

- К счастью, другие сферы моей деятельности пострадали в меньшей степени. Ведется работа в «Опоре России», в других сферах. Так что прорвемся.

- Отразился ли ваш арест на ваших близких? Имеете ли вы возможность видеться с ними?

- Арест на моих близких отразился очень сильно. У меня двое маленьких детей. Им сказали, что папа в длительной командировке. Трудно жене, на нее сейчас все упало. Но она мужественно держится. Следователи и тут находят повод совершить недостойные поступки. Сначала свидания с женой не давали. Потом третий следователь ушел, и пришел четвертый, и, о чудо, в марте и в апреле я получил свидания. Ну, все, думаю, здравый смысл восторжествовал. Но четвертого следователя меняет пятый, и мне опять запрещают видеться с женой. Видимо, мстят за то, что не ломаюсь. Очень переживаю за маму, ей ведь 86 лет. Знаете, было бы не так обидно, если бы хоть в чем-то чувствовал себя виновным.

- В каких условиях вы содержитесь сегодня? Что говорят ваши врачи?

- Условия содержания нормальные, насколько может быть нормальным нахождение под стражей за подозрение в экономическом преступлении предпринимателя (что прямо запрещено законом). А вот здоровье, к сожалению, в СИЗО резко ухудшилось.

- Дадите ли вы какой-то совет предпринимателям, чтобы они не попали в ситуацию, подобную вашей?

- Я всегда был уверен, что, если работать честно, не красть, платить все налоги, платить зарплату в белую, одним словом, быть добропорядочным предпринимателем и финансистом, то можно спать спокойно. Оказывается, нельзя. К любому из вас, в любое время могут прийти и сказать, что, по мнению оперативного работника (следователя и т.д.), вы в неустановленное время, в неустановленном месте и с неустановленными лицами совершили (или планировали совершить) мошенничество. Мы будем разбираться, а вы пока посидите в СИЗО. И вы сядете!

Речь же не только обо мне, я видел достаточно таких людей. Потом дело закрывается. Но это потом, когда бизнес практически развален, а репутации нанесен непоправимый урон. И противодействовать этому можно только объединенными усилиями всего финансового и предпринимательского сообщества, а не по принципу – сейчас меня не тронули, авось пронесет. Не пронесет! Так что я надеюсь не только на себя и своих адвокатов, но и на всех вас, моих коллег.

Думайте и решайте сами…

Bankir.ru

добавить комментарий