"Нужно не ныть, а защищаться"
СИГАЛ
Павел Абрамович
Первый Вице-президент ОПОРЫ РОССИИ
Председатель Координационного совета по вопросам поддержки и развития малого и среднего предпринимательства Правительства Республики Татарстан

Павел Сигал: «…Чтобы «на своей шкуре» прочувствовали, что это такое»

13.11.2014

 

О «пользе» тюремного опыта для российского предпринимательства, унизительном положении прокуратуры и планах по восстановлению бизнеса рассказывает первый вице-президент «Опоры России», президент «Центра микрофинансирования» Павел Сигал. 

- В многочисленных интервью вас заставляют снова и снова возвращаться в прошлое, к очевидно крайне неприятным 11 месяцам вашего существования вне пространства свободы. Хотелось бы поговорить с вами о будущем, о ваших планах. Но один вопрос о прошлом я все же задам. Существует мнение, что каждый настоящий бизнесмен должен пройти через скамью подсудимых… Называют по-всякому – смысл один. Якобы это «бывает полезно для выработки гражданской позиции». Ваше отношение к подобному тезису? Что вы вынесли из-за стен «Матросской тишины»?

- Теоретически, опыт, который там приобретаешь, очень ценен. Во-первых, сразу как в волшебном зеркале проявляется все твое окружение: кто твой друг, и кто твой враг, кто тебя предал, кто просто струсил, а кто занял нейтральную позицию. Во-вторых, как ни странно, там встречаешься со многими очень серьезными и интересными людьми. Поскольку часть людей, оказавшихся там, «сидят» либо по ошибке, либо по каким-то недоразумениям. Но, конечно, это не тот опыт, который НАДО пройти в жизни.

После всего пройденного, я бы ввел обязательную норму, по которой все адвокаты, прокуроры, работники МВД, и особенно следователи, проходили стажировку под вымышленными фамилиями в тюрьме, чтобы они «на своей шкуре» прочувствовали, что это такое. Вот это будет правильно. Хирург же не будет делать операцию, пока не прооперировал труп и не пришел в морг. Если он падает в обморок, видя труп, то он хирургом быть не может. Я считаю, что те люди, которые принимают решение о том, чтобы содержать человека под стражей, должны через это пройти сами.

В целом та норма, по которой предприниматели не должны находиться под стражей, принципиально важна. Не потому, что я хочу, чтобы предприниматели были каким-то особым слоем или особой кастой. Дело заключается в том, что, в отличие от всех остальных, на предпринимателе завязаны его дело, его работники, его обязательства, кредиты и т.д. В частности, мой случай. Я работал 12 лет день и ночь, создал огромную компанию, и ее развалили за 11 месяцев. Пострадал не только я один, пострадали тысячи людей, которые со мной работали и вложили в компанию деньги. Теперь мы обязаны как-то ее реструктурировать, продолжать работать. Все это очень непросто и тяжело.

Если бы меня с самого начала признали предпринимателем, и была бы другая мера пресечения, например, подписка о невыезде или залог (как во всем мире делается), тогда бизнес бы сохранился. И это не только мой случай. Такая практика катастрофична для российской экономики.

- Судя по вашей деловой активности, сразу после освобождения вы сохранили оптимизм и желание созидать. Что позволило вам выстоять, не потерять веру в людей, ведь не секрет, что многие ваши бывшие соратники отвернулись от вас сразу после ареста, а бывшие сотрудники и сослуживцы, по сообщениям вашей супруги газете «РБК Татарстан», использовали ситуацию для личного обогащения?

- К сожалению, это правда. Но в основном костяк моих сотрудников остался: многие люди боролись за мое освобождение, за сохранение моего дела. Но самую главную роль сыграли, конечно, моя семья и моя жена, которая этот удар вынесла с честью. Просто преклоняюсь перед ней: ей нужно было заниматься семьей, нужно было заниматься мной, организовывать хоть какой-то элементарный быт, спасать бизнес.

- На слушаниях в Общественной палате 23 октября 2014 года представитель силовых структур – инспектор следственного комитета дал понять, что конституционный суд в ближайший месяц будет рассматривать правомерность «предпринимательской» статьи, что Генпрокуратура, следственный комитет и департамент якобы хотят ее отменить. Ваше освобождение стало возможным после переквалификации дела именно на эту статью (статья 159.4). Есть ли гарантии, что в случае ее отмены вашему делу снова не дадут ход?

- Мое дело закрыто полностью. Меня формально освободили по другим основаниям, не по предпринимательской статье. Это окончательно.

О планируемой отмене предпринимательской статьи, действительно, такое мнение высказал представитель следственного департамента МВД. Но в моем деле Генеральная прокуратура с самого первого дня была против моего содержания под стражей. Почему это никак не повлияло на мое содержание под стражей? Дело в том, что на стадии предварительного следствия прокуратура поставлена в откровенно унизительное положение. Вы представляете ситуацию: следователь говорит, что Сигал может скрыться или помешать следствию, Генпрокуратура выступает против, адвокаты доказывают, что этого не может быть, а судья смотрит в потолок и продлевает содержание под стражей.

Если предпринимательская статья будет, не дай бог, отменена, то в большинстве случаев этой возможностью предприниматели не могут воспользоваться по причинам, описанным мною выше. На заседании в Общественной палате все участники пришли к единому мнению, что эта статья плохо работает, и нужно сделать все, чтобы она заработала в полную силу, и что ни в коем случае ее нельзя отменять.

- Статья, по которой вы были освобождены, нереабилитирующая, то есть вы не имеете права на какую-либо компенсацию. По словам вашего адвоката Алексея Кирсанова, за два месяца до прекращения уголовного преследования вы подали заявление о совершении против вас преступления по 299 статье – «Привлечение заведомого невиновного к уголовной ответственности». Возможна ли какая-то компенсация, хотя бы морального вреда, в результате рассмотрения этого вашего заявления?

- Пока я не могу ответить на этот вопрос. Сейчас я занимаюсь спасением того, что осталось от бизнеса. Я был вынужден согласиться с этой статьей, потому что с такой трактовкой дело закрывалось полностью, и выходили все арестованные. Если бы я продолжал бороться, не согласился с закрытием дела по этой статье, то, может быть, я лично и вышел, но тогда остались бы в тюрьме мои коллеги и сотрудники. Я не мог этого допустить. Поэтому про компенсацию пока не говорим, посмотрим, как будут дальше развиваться события.

- Не раз в прессе звучало предположение, что «дело Сигала заказное». Ваши действия, если информация подтвердится и удастся узнать имя заказчика? Будете ли вы, условно говоря, мстить, или прочтение Библии, Торы и Корана за время пребывания в «застенках» изменили ваше отношение к «недоброжелателям»?

- Эти книги необходимо прочитать. У меня, к сожалению, раньше не было на это времени. Я не стал сильно верующим, но появилось признание некой высшей силы, чего у меня раньше не было совсем.

Христианский тезис: «Ударили по левой щеке, подставь правую», – не для меня. Если будет доказано, что наши недоброжелатели, скажем, поступили подло, поступили не по закону, – конечно, мы примем все необходимые меры для того, чтобы справедливость и правда восторжествовали. Однако пока об этом говорить рано.

- Не возникнет ли у вас сложностей с продолжением работы в сфере микрофинансового бизнеса в связи с вводимыми ЦБ требованиями к деловой репутации и квалификации топ-менеджмента и собственников некредитных финансовых организаций – МФО, кооперативов и ломбардов? А именно: отсутствие судимости, непричастность к банкротству, непривлечение к административной ответственности, отсутствие фактов дисквалификации или отстранения от должности, незамешанность в предоставлении недостоверной отчетности, причинении ущерба, неисполнении обязательств перед бюджетом.

- Все пункты, которые вы перечислили, очень размыты. Думаю, мне это не помешает. Вы, наверное, знаете, меня выдвигали на должность президента «Опоры России». Я поблагодарил коллег и отказался, поскольку надо заниматься бизнесом, здоровьем. Тем более, за эти две недели я много работал и выступал на федеральном общественном поле: это и слушания в Общественной палате, и совещания в Центральном Банке, и работа с саморегулируемыми организациями, в которых я и состою, и руковожу ими и т.д. Поэтому таких опасностей нет совершенно.

- Что уже удалось прояснить по поводу положения дел в Центре микрофинансирования? На какой стадии сегодня находится процесс банкротства? Какова сумма обязательств? Реально ли погашение всех долгов?

- Я еще из тюрьмы писал, что сделаю все возможное, чтобы долги вернуть. В компании ситуация тяжелая, но небезнадежная. Конечно, бизнес упал в несколько раз, долги возникли огромные. Причина этого заключается в следующем: сразу после моего ареста все банки и кредиторы побежали требовать деньги. Это обрушило компанию. Но, самое главное, компания продолжает работать. Любой студент экономического факультета знает, что если от финансовой компании или банка кредиторы требуют одновременно возвращения ее обязательств на 25% на 30%, компания уже разрушается. К нам предъявили в два раза больше, но мы все же устояли. Это позитивный момент. Что же касается планов работы компании, окончательно картина будет ясна в течение 1–2 месяцев. Сейчас я этим только и занимаюсь. Сроки погашения всех долгов, я думаю, реально будут варьироваться до нескольких лет. Сейчас одна компания в стадии наблюдения, одна в банкротстве. Это только две компании из всего холдинга. Будем работать исходя из сегодняшних реалий.

- Очевидно, что сегодня практически все ваше время уходит на прояснение ситуации и восстановление Центра микрофинансирования. Однако, можете ли вы сказать или хотя бы дать прогноз относительно других сфер вашей деятельности, как обстоят дела там? В каких сферах вашей обширной деятельности вы планируете продолжать работу, а что планируете передать в другие руки?

- В других сферах деятельности дела обстоят более-менее благополучно. В Казанском государственном технологическом университете я являюсь заведующим кафедрой и проректором. Кафедра работает полным ходом. На швейной фабрике, в Автоградбанке (http://bankir.ru/novosti/s/rinat-valeev-naznachen-predsedatelem-pravleniya-avtogradbanka-10089637/) все идет своим чередом. Были трудности, но сейчас ситуация выровнена, идет развитие. Может, со временем какие-то бизнесы и свернем, но основные направления деятельности банковская, микрофинансовая, университет, общественная работа – все остается.

- Относительно вашей работы в Казанском государственном технологическом университете. Существует ли сегодня ваш фонд для финансирования проектов талантливых студентов?

- Фонд пока есть, и студентов на этот год профинансировали. Что будет дальше, посмотрим. Я раньше все финансировал целиком на свои деньги. Сейчас, конечно, с этим очень трудно. Но, точно, университетом я заниматься буду, буду преподавать, буду завершать докторскую диссертацию по экономическим вопросам. Планов много.

- Теоретически можно сказать, что вы вышли из сложнейшей жизненной ситуации с минимальными потерями, вы свободны, более или менее здоровы, у вас, по вашим словам в интервью газете «Бизнес онлайн», есть средства на жизнь и даже на восстановление бизнеса. Очевидно, что к человеку с таким опытом потянутся за советом люди, проходящие через ситуации, подобные вашей. Не планируете ли вы начать деятельность, связанную с правовой защитой предпринимательства?

- Да я свободен. «Более-менее здоров» – согласен. Я обследование так и не могу пройти. Думаю, я менее здоров, чем хотелось бы. Насчет средств на жизнь, это вопрос. Конечно, я смеюсь: попал в «санаторий» богатым человеком, вышел бомжем. Это не совсем так. Но я и до этого жил достаточно скромно, у меня не было ни яхты, ни дворцов, ни самолетов, ничего такого. Для меня и моей семьи нужно не так много средств. Что касается средств на восстановление бизнеса, то у меня их пока нет. Сейчас идет серьезная работа, и многие инвесторы готовы продолжать работать со мной. Подтянулись новые инвесторы, но это все требует времени и серьезной проработки. Не привлекая новые инвестиции, развернуть микрофинансовую деятельность невозможно.

Что касается правозащитной деятельности по вопросам предпринимательства, то да, действительно, после моего выхода, после встречи с уполномоченным при президенте России по защите прав предпринимателей Борисом Титовым, после слушания в Общественной палате я получил серьезные предложения по включению в эту работу. По мере сил и возможностей я буду обязательно участвовать в этом процессе.


 Юлия Лукашенко  Bankir.Ru

Комментарии
12:33
24.11.2014
Замечательно, что возврат Павла Абрамовича в элиту бизнесменов отмечено в ТОП-100 деловой элиты Татарстана:"...Закономерно и появление на 53-м месте рейтинга ее бывшего партнера, президента УК «Центр микрофинансирования» Павла Сигала. В предыдущем июльском рейтинге Павел Абрамович отсутствовал — впервые за все время публикации наших Топ-100. До этого он был на 90-м месте, то есть на грани вылета. Понятно, что здесь сказались и громкий арест бизнесмена, и его длительное заключение под стражей, в общем, все «дело Сигала». А когда произошло долгожданное и прогнозируемое освобождение, наши эксперты подтвердили, что Сигал сохранил большое влияние. К нему сейчас приковано внимание со всех сторон: и коллег-бизнесменов, и прессы, и кредиторов... Поэтому вполне понятно, что он сразу оказался в середине Топ-100." http://www.business-gazeta.ru/article/119780/
Андрей А.(Рустем и т.д.)
10:24
28.11.2014
Судья Тверского суда Елена Сташина уходит в отставку!!! Ее бы не в отставку, а на нары! Чтобы "на своей шкуре" почувствовала....
!!!!!!!
19:26
01.12.2014
Встречался я с ней. Несчастная женщина. Из-за списка Магнитского ее не пускают в Европу. Она ни чего не решала. Есть председатель Тверского суда, Московского суда, которые работают в плотном контакте со следствием. Поверьте, в регионах такая же ситуация, как и в Москве. Судья, вынося определение о продлении меры пресечения, опускает глаза, давая понять, что он карательное орудие в чужих руках, а НЕ ПРАВОСУДИЕ!
Андрей А.(Рустем и т.д.)
13:53
09.12.2014
http://www.business-gazeta.ru/article/121050/ - свежая статья в бизнес-газете. Павел Абрамович указывает на сложности технического и организационного плана из-за невозврата следственными органами документов, серверов, где хранилась информация. Это, безусловно, форменное безобразие, дело закрыто, а по сути, помехи в работе все равно создаются как бы по инерции.. Думается, что долги инвесторам, учитывая текущие сложности, можно было бы возвращать по частям, пусть даже небольшим, это бы вселило в людей надежду. Время идет, прошло уже почти 2 месяца после освобождения П.А. Но пока еще ничего не сдвинулось...
Николай Державин
добавить комментарий