"Нужно не ныть, а защищаться"
СИГАЛ
Павел Абрамович
Первый Вице-президент ОПОРЫ РОССИИ
Председатель Координационного совета по вопросам поддержки и развития малого и среднего предпринимательства Правительства Республики Татарстан

В Общественной палате РФ состоялись слушания по делу Павла Сигала

24.10.2014

 

В Общественной палате уверены, что для защиты прав предпринимателей необходимо внести ряд изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ, а также четко распределить полномочия между силовыми ведомствами.

Об этом говорится в резолюции общественных слушаний «Судебные решения в сфере экономических преступлений: несоразмерность деяния и ответственность», которые состоялись в ОП 23 октября.

Актуальные проблемы защиты бизнесменов в Общественной палате подняли по инициативе предпринимательского сообщества. Одним из поводов стала ситуация вокруг замглавы «Опоры России» Павла Сигала, которого почти в течение года продержали в СИЗО по надуманному обвинению. В четверг он пришел в ОП РФ для того, чтобы рассказать свою страшную историю и вместе с экспертами сформулировать предложения о развитии законодательства и правоприменительной практики.

«Мое дело является типичным. Нетипичный конец, потому что через 11 месяцев его удалось закрыть. А в СИЗО я видел много предпринимателей, которые сидят годами», — заявил Павел Сигал.

«Мое дело еще и нетипично, потому что с первого дня Генпрокуратура категорически выступала против меры пресечения и вообще такого дела. Я никогда с таким не сталкивался, однако суд упорно принимал сторону следствия», — добавил он.

Бизнесмен рассказал собравшимся об основных проблемах, с которыми сталкиваются обвиняемые в экономических преступлениях, на решении которых необходимо сосредоточиться общественности и органам власти.

Во-первых, то, что правоохранители, только начав следствие, выдают информацию в СМИ о человеке так, будто бы он уже преступник (хотя до признания суда человек является невиновным), во-вторых, реализация прав обвиняемого. Так, Сигалу в течение 5 месяцев отказывали в свидании с женой, не возвращали личные вещи, которые не имеют отношение к делу. В-третьих, в течение 11 месяцев пребывания под следствием Сигал даже не был признан предпринимателем.

«Я хотел бы, чтобы обсуждение проблемы и резолюция, которая будет по итогам слушаний, облегчили положение тех, кто обвиняется по экономическим статьям, сделали более справедливым отношение к ним», — подчеркнул он.

Самая главная трудность, по словам вице-президента «Опоры России», что после таких дел уничтожается бизнес, причем полностью. «Как можно говорить о инвестиционном климате, когда происходят такие вещи», — возмутился он.

Исходя из опыта Павла Сигала и многочисленных обращений бизнесменов, эксперты ОП РФ по итогам обсуждения сформулировали перечень рекомендаций, касающихся развития уголовной системы.

В первую очередь ОП предлагает конкретизировать в Уголовном Кодексе РФ понятие и признаки предпринимательской деятельности с закреплением обязанности дознавателя, следователя и суда проводить оценку деятельности подозреваемого (обвиняемого) по указанным признакам.

«Отсутствие в Уголовном кодексе четкого разделения между предпринимательской и не предпринимательской деятельностью приводит к крайне субъективной оценке при квалификации преступлений по ст. 159 УК РФ (мошенничество), уверены члены Общественной палаты. Подобное положение вещей изначально создает предпосылки для злоупотреблений и нарушения прав предпринимателей, привлекаемых к уголовной ответственности за экономические преступления», — уверены эксперты ОП.

Кроме того общественники считают, что в Уголовно-Процессуальный кодекс должна быть внесена норма, согласно которой избрание меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемых в совершении экономических преступлений возможно только при наличии доказанных фактов их деяний, направленных на воспрепятствование следствию, или нарушении ими ранее избранной более мягкой меры пресечения. Поскольку, по мнению ОП, сложившаяся практика свидетельствует о том, что содержание под стражей, особенно по экономическим преступлениям, часто используется как инструмент давления на обвиняемого: когда он вынужден ради смягчения условий давать «нужные» следствию показания, содержание оговор или самооговор.

Также в ОП предлагают передать все полномочия, связанные с реализацией прав обвиняемого, который уже содержится под стражей в ведение Федеральной службы исполнения наказаний. Это позволит исключить зависимость обвиняемого от следствия в вопросах, не касающихся уголовного дела. В настоящее время лицо, в производстве которого находится дело, вправе разрешить или не разрешить свидание с родственниками, позволить или не позволить выдать доверенность на право распоряжения имуществом арестованного и так далее. Такое положение дел, считают в ОП, также создает предпосылки для оказания неправомерного давления на обвиняемого, так и для коррупционных схем, направленных на отчуждении бизнеса и имущества лица, находящегося под стражей.

Что касается преступлений против государственной собственности, то тут члены ОП уверены в необходимости конкретизировать в законодательстве субъектов правоотношений. Для этого нужно внести в Уголовно-процессуальный кодекс норму, что возбуждение уголовного дела частно-публичного обвинения в отношении государственного и муниципального имущества возможно только при наличии заявления полномочного органа исполнительной власти, в ведении которого находится это имущество, государственного учреждения, предприятия с долей государственного участия, или полномочным контролирующим органом (Счетная палата РФ или субъекта РФ).

Такая необходимость, как говорится в резолюции, обусловлена тем, что органы предварительного расследования, де-факто, наделили себя правом самостоятельно, без участия органов исполнительной власти, полномочных распоряжаться госсредствами, или руководителей компаний с государственным участием, определять наличие или отсутствие ущерба, а также целесообразность тех или иных договоров и сделок гражданско-правового характера.

«Расплывчатое понятие „хищение из бюджета“ дает неправомерно широкое поле для обоснования общественной опасности деяния, хотя любое вменяемое в вину преступление должно быть конкретным и обоснованным», — подчеркивается в документе, подготовленном в ОП РФ.

 

Пресс-служба Общественной палаты РФ

добавить комментарий